Автор Тема: Писания про юного мага  (Прочитано 2433 раз)

Оффлайн Abyss

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 29
  • Карма: +0/-0
    • Просмотр профиля
    • TheAbyss x3
Писания про юного мага
« : 11 Июнь 2020, 19:58:17 »
© Аля Болгова, 2008




Глава 1. Все только начинается

Клайд считал, что ему здорово повезло. Не всякому доведется вот так, запросто, буквально с улицы устроиться к гному. Гномы, они известные перестраховщики: сперва с тебя десять рекомендательных бумажек спросят, потом в залог еще что-нибудь возьмут. Если ты, кончно, не супер-пупер крутой маг, настолько крутой, что на тебе это можно большими буквами прочитать: в блеске эльфийской бижутерии, в бархатистых складках мантии из неведомого материала, в таинственном свечении оружия — не воинского, магического.
А мальчишка, удравший с родного острова, так и не закончив Школу Магии, гному нужен только разве что магические заряды для боевого топора носить. Так что повезло Клайду, очень повезло! Можно сказать, мечта сбылась! Но путь к ней был непрост…

Сколько Клайд себя помнит, он всегда просыпался от воя волков за рекой. Маленький он пугался, тем более что старшие ребята в спальне для мальчиков Школы Магии обожали рассказывать на ночь «правдивые истории про магов», ну до того жуткие, что хотелось заползти под подушку и не слушать. Но интересные настолько, что не то что ползти куда-то, пошевелиться было невозможно из-за боязни пропустить хоть слово. Иногда во время этих вечерних рассказов Клайд жалел, что он попал в Школу. Видите ли у него обнаружили способности к магии! Ну и что! А не проезжай через их хуторок маг-бродяга, и не обнаружили бы. Жил бы дома, страха не знал бы. Неужели другим не страшно? Ведь то, что в этих историях происходит, ожидает в будущем всех их. Правда, прежней жизни дома он почти не помнил — мал был.
Конечно, на хуторе было не весело. За ограду его тогда не выпускали, но в щель забора он постоянно видел, как что-то двигалось снаружи. Что-то жуткое, живое. Отец успокаивал его и маму: «У нас тут они не бросучие, просто бродят везде! Вы только их не трогайте.» Сам-то он уходил с утра куда-то в лес, на охоту, потому что от его добычи в основном зависело их благополучие, а они с мамой оставались дома, редко выходя во двор и стараясь не приближаться к самым ветхим участкам забора. Мама всю жизнь до замужества прожила в городе и привыкла к безопасности городских стен. А тут такое…
А еще их дом был серый, давно не крашеный — отец боялся, что яркая краска привлечет «бросучих» тварей. Агрессивных, как учат в Школе.
Отец пытался отвлечь маму от ее страхов, привозил ей разные саженцы, так что вскоре у них возле дома вырос замечательный сад. И огородом, конечно, тоже мама занималась, а Клайд помогал ей изо всех силенок. Но только мама никак не успокаивалась, сколько отец не утешал ее, и сходила с ума от страха за Клайда, а потом и за его маленькую сестричку. Поэтому когда она только услышала про Школу Магии, сразу дала свое согласие. Весь вечер перед его отъездом она переспрашивала мага: «А там точно безопасно? Их там ведь охраняют?».

Знала бы она, на что сыночка обрекает… Впрочем, в школе все было не так плохо. Не идеально, но Клайд привык. Никто учеников не охранял, это стало ясно сразу, как только маленькому Клайду вздумалось покидаться камушками и файрбольчиками в огромных жаб на берегу речки. Пришел в себя он в деревне, на какой-то соломе, и был еще наказан по возвращении в Школу за самовольство. Потом были три злобных орка, которым не понравилось, что Клайд отрабатывает заклинание Удар Ветра на их дружке. И паук, гнавшийся за курсантом из соседствующего со Школой Магии Зала Тренировки до самой деревни, а там резко решивший, что уставившайся на него Клайд ближе и вкуснее, да много чего еще. «Малая смерть» не переставала пугать, привыкнуть к ней, к ноющему потом телу, к саднящим, ободранным при падении ладоням, к головной боли, когда с позором тащишься из деревни в Школу, а то еще потом обратно к монстрам, заканчивать упражнение, не удавалось. Всякий раз, видя на своем волшебном браслете стремительно исчезающую полоску собственной жизни, Клайд ощущал тоскливую безнадегу, от которой хотелось вовсе сложить лапки и перестать бороться — быстрее оживешь, быстрее отмучаешься. Но за такое наставники по головке не гладили, и урок приходилось отрабатывать заново.
«Смотри», — показывали ему серую полосочку на браслете, — «ты потерял то, чему было научился, иди и восстанови прежнее, а потом еще выполни норму на сегодня!». И никто не водил его за ручку, не стоял за плечом, ни для того, что бы помочь, ни для того, что бы проконтролировать: зачем, на браслете ведь все видно.
Конечно, были и теоретические занятия, когда их учили каллиграфически выписывать магические символы или правильно держать ученический посох во время заклинания, а потом перехватывать его для удара.
Но, как сразу сказал наствник, в нашем мире не может быть чистой теории, рано или поздно всякому магу приходится ее применять на пратике. Вот когда мир очистится от сотворенного в древности зла, тогда может быть…
Клайд иногда мечтал об этом «может быть»: про спокойную жизнь, в которой нет бесконечных битв, рейдов по зачистке местности, захватов замков, схваток с другими магами. Где можно сидеть в прохладном кабинете, среди толстых томов, как в библиотеке Школы, и составлять магическую формулу… формулу… скажем, ускорения роста шерсти у овец. Если овцы сохранятся к тому времени. И так нормальных диких животных в мире почти не осталось, только птицы и насекомые. Разве что в дальних лесах, в горах да на ледниках Элмора еще можно найти обычных волков, медведей, лис, зайцев или белок. В остальном мире их место давно заняли монстры.

Новичком Клайд никак не мог понять, чем монстры отличаются от простых зверей. Особенно те из них, которые на зверей очень похожи. Вот толкутся у ворот города вечно голодные и любопытные келтиры, подбирают объедки, тявкают.
Конечно, они настолько бестолковы, что если убить одного, то соседние даже носом не поведут, а обычные лисицы вмиг разбежались бы кто куда. И глаз у келтира три, а не два. Но в остальном — все как полагается: шерсть, мокрый нос, розовый язычок. Может быть не все монстры совсем уж монстры?
Но наставники терпеливо поясняли Клайду и десяткам его одноклассников, что монстры — создания магические, и уже поэтому никак не могут быть обычными. Магическое создание — будь то келтир, гигантская жаба, низшие орки, суккубы или пауки — такие же ненастоящие, как големы, которых мастерят гномы. Поэтому, когда охотник убивает живого зверя, он получает его тушу, со всем что полагается туше — шкурой, мясом, рогами, костями или перьями. А когда маги или воины убивают монстров, то тело твари тает в воздухе, не связанное более магической энегрией. И иногда остаются разные вещи — остатки того, что применялось когда-то для создания монстра. Это может быть шкура — но шкура выдубленая и чистая, это могут быть кости — но кости сухие и белые. А могут попадаться самые неожиданные предметы, которые монстр находил в течении своего существования на поле боя или на трупах неудачливых разумных, которых он убил. Магическая субстанция монстра как бы втягивает найденный предмет в себя и удерживает его в течение времени существования твари. Причем, если однажды кто-то победил монстра и забрал предметы, оставшиеся на земле после его исчезновения, то потом в возродившейся твари могут оказаться точно такие же. А могут совсем другие. Природа этого явления была не до конца изучена современной магией.
Поэтому, убив паука можно найти нитки — заложенные в него при создании, для закрепления паучьей сущности — а можно найти меч, или лезвие меча. Со временем предметы как бы растворяются внутри монстров, и, в конце концов, исчезают бесследно.
Кто же создавал монстров? На этот вопрос не было точного ответа. Может быть боги или великие маги Древних в дни бесконечной битвы? А может быть более поздние волшебники, пытаясь собрать утерянные знания, проводили опыты? Никто не вел тогда записей об их создании, а в настоящее время разумные в мире накапливали другой опыт: опыт их всяческого уничтожения.
Клирик, относившийся к Клайду терпеливее других наставников, сказал однажды, смазывая ему ссадины, что все в природе мира одухотворено Создателем — кроме монстров. Но некоторые из них получили больше звериной сущности, а некоторые меньше. Те, что более подобны настоящим животным или разумным расам, способны и вести себя похоже на свои прообразы. Они могут есть, пить, рыть логова и выводить детенышей как звери, разговаривать, воевать, образовывать подобие племен, вступать в союз с себе подобными, что-то мастерить и даже размножаться как разумные. Прочие же твари только внешне сохраняют сходство с живым. Достаточно посмотреть в окошко на жаб у ручья, ведущих суетливую лягушачью жизнь, и сравнить их с кошками из разных самоцветных камней, которые подолгу неподвижно сидят на камнях, не нуждаясь ни в чем, или бессмысленно прыгают в сторону, что бы через миг снова застыть на час, а то и на сутки.
И еще монстрам не дана смерть в том виде, как у разумных и живых. Ни малая, ни полная гибель. Только лишившись возрождающей их магии они полностью исчезают из нашего мира. Поэтому они могут возникать на прежнем месте вновь и вновь, до тех пор, покуда не иссякнет волшебная сила, связывающая их с реальностью. Чем чаще твари приходится возрождаться, тем скорее эта сила иссякает. Только от одного монстра можно избавиться, победив его этак сто тысяч раз, а от другого — в тысячу раз медленнее.
Особенно смущают новичков похожие на разумных монстры. Поэтому нужно все время помнить, что они не одухотворены, и уничтожение их не является убийством, но лишь уборкой в своем доме, наподобие выведения грязных насекомых или даже отскабливания бессмысленной плесени.
Но тем не менее никакой радости от этой «уборки» Клайд не чувствовал. Пока их выпускали на бестолковых келтиров, которые к тому же пребольно кусались, если успевали добежать до мага, ему было как-то все равно. Келтиры надоели всем до жути. Когда ребята пробирались из Школы к морю купаться, им порой приходилось продираться через плотную стаю этих тварей, и невозможно было разговаривать из-за оглушительного тявканья.
Не жалел Клайд и волков — очень они были похожи на настоящих, хитрых и опасных хищников, которые водились в его родных горах. Не раз зимней ночью стаи хищников пытались разрыть солому на крыше хлева, и отец выбегал с факелом и дротиками, отпугивая их.

Но потом… как сейчас помнится, его нанял один гном со склада в деревне. Гигантские жабы, прельщенные блеском, растащили у бородача кусочки сверкающей адамантитовой руды из разбитого бурей ящика — гном всегда путался в этом месте рассказа, изо всех сил избегая разговора о том, откуда этот ящик у него вообще взялся.
Разумеется, как у всякого монстра, руда из жаб никуда не делась, и покуда не должна была раствориться. Поэтому, с одобрения наставников, Клайд отправился бить жаб вокруг места пропажи и искать гномову руду, наверняка контрабандную.
Он тогда как раз выучил второе боевое заклинание «Ледяная стрела» и хотел испытать его на ком-то. Одного «Удара ветра» на жабу не хватало.
И вот, когда первая жаба с последним «ква» ткнулась в траву у его ног, он почувствовал удивление. Он ведь не особо любил этих жаб, он когда-то очень хотел отмстить им за тот случай с его самой первой «малой смертью», почему же он не рад? Вот и кусок руды валяется, скоро гном заплатит ему денежки, а наставники будут довольны его удачным опытом.
Денежки магу ой как нужны. В Школе Магии неплохо кормили мальчишек и девчонок, предоставляли им обширные спальни и даже выдавали первые посохи и робы, как раз для неумех-новичков. Но дальше уж крутись как можешь.
У кого находились богатые родичи или друзья, те довольно быстро снимали застиранные до потери цвета обноски и наряжались в настоящие робы из магического магазина, расшитые рунами и пахнущие эльфийскими благовониями, и меняли некрашеный посошок ученика на замысловатый посох мага, так что порой пятиклассника можно было со спины принять за взрослого и солидного молодого мага. Пока он не начинал бить келтиров, чего взрослый маг делать станет уж только совсем от скуки. Да и то — когда взрослым скучать? У них там, на материке, дел полно, а если кто сюда заедет на денек, то либо в гости, либо за какими-то ингредиентами в Эльфийские руины. Да… богатые родичи это что-то!
А Клайдовы родители с сестренкой уже несколько лет как откочевали куда-то далеко на восток, и никто не знал, куда. От них иногда приходили смутные весточки через десятые руки, но ни адреса, ничего конкретного Клайд про них не знал.
Да были бы живы, потом он найдет их! Приедет в роскошной мантии, увешанный настоящими эльфийскими висюльками, прогонит всех тварей от домика и даст денег на его покраску. Или сам покрасит каким-нибудь заклинанием…

Но мечты мечтами, а теперь, на берегу речушки, на такой радостно-зеленой сочной траве перед Клайдом падали одна за одной жабы, звякали кусочки руды, а Клайда затопляла… жалость! Ему было жалко этих здоровенных лягушек, так похожих на настоящих. Они ничего сами по себе плохого не делали, просто жили почти как живые, квакали себе у реки, ловили комаров, хоть им и не нужна еда. И еще они были по-своему дружные, бросались защищать своих. А у мертвых жаб так жалобно разевался рот, розовый и беззубый!
Мальчишки раньше часто наблюдали за ними из окошка спальни, благо видно жаб было издалека. Порой на противоположный берег, мыча что-то невнятное сквозь зубы, выходили одинокие орки-монстры самого низкого ранга. Долго и бесцельно они стояли среди лягушек, мыча и пялясь в никуда, а потом, сгорбившись, уходили назад за деревья. «Невесту выбирают» — шутили старшие ребята: «Сами зеленые, вот к жабам и сватаются».
Конечно, подобную шуточку никто из них не посмел бы повторить при Высших благородных орках! А все же, Клайд бывало радовался, что орки снова и снова уходят в одиночку, не трогая несчастных жаб, а то кто их, монстров, знает, кто кому из них жених или невеста?
Стиснув зубы, Клайд закончил тогда это задание и получил свои деньги у гнома. А еще через несколько месяцев произошел случай, окончательно расставивший для него все по местам.
Клайда послали бить гоблинов — один из видов созданий, убивать которых было почти приятно. Гоблины сами ни на кого не нападали, но, стоя на месте или перебегая по-крысиному между кустов, почти непрерывно матерились. Конечно, на своем языке, но, к сожалению, он входил в программу Школы Магии, а что и не входило, то растолковали Клайду мальчишки. К тому же, гоблины всегда норовили ущипнуть пробегавших мимо ребят, будь то мальчики или девочки. И дрались они ужасно неприятно, воровато озираясь и норовя сунуть длинным ножом под ребро или стукнуть дубинкой отвлекшегося на миг ученика.
И все равно, убитый гоблин выглядел очень жалко. Клайд думал, что у несчастных тварей другой жизни-то и небыло, кроме этого матерного ворчания и перебежек по лесу. Но все-таки лупил он их почти азартно: их едкая ругань надоедала, пачкала уши.
А рядом в тот день качался курсантик, видимо, того же уровня, что и Клайд. И садился он передохнуть гораздо чаще мага. Клайд разок применил на него новое заклинание Исцеления, другой, потом они начали бегать вместе.
Курсант, правда, оказался невеликого ума. Вообразив себя непобедимым рыцарем с могущественным магом за спиной, он, не обращая внимания на крики Клайда, бросился на большую кучу орков. Клайд лечил дурака до последнего и даже сшиб магией пару орков, но их было больше… Когда зеленомордые уроды подняли свои крохотные глазенки от тела курсанта, стало ясно, что в пылу драки они прекрасно запомнили, что вояку кто-то лечил и помогал ему в бою. Пришлось удирать что было духу. Как в насмешку, над рощей именно в этот миг зазвенела бродячая волшебная мелодия, до нельзя бравурная. Такие мелодии часто звучали в местах, где кто-то по неосторожности разбил музыкальный кристалл, а за сотни лет расколотили их преизрядно. Поэтому можно было рубиться с орком под нежную колыбельную и из последних сил удирать от превосходящего противника под победные фанфары.
Но, не смотря на этот не очень удачный случай, а также на то, что этот курсант с тех пор демонстративно обходил его стороной, всем видом показывая, как неумеха-Клайд его подвел, на душе у волшебника-недоучки был праздник. Он неожиданно понял, что можно не только убивать, но и лечить. И тем самым как бы все равно помогать очищать мир, но в то же время не смореть на распростертые у ног жертвы.

К тому же, из всех наставников, встречавших его после неудачных попыток выполнить задание едкими упреками или презрительными усмешками, только клирик в церкви всегда припасал мазь или заклинание для его ран, и мятный леденец, который Клайд, стесняясь, торопливо совал за щеку — не маленький, вроде, а от леденца отказаться невозможно.
Так ему стало совешенно ясно, что он будет клириком. А что, тоже полезный маг! Вот приедет он домой и усыпит всех тварей, а отец на тачке отволочет их за холмы, далеко-далеко, и тупые монстры там и останутся. А мама выйдет прямо на луг с сестренкой собирать цветы, и не будет бояться…
Однако, большинство его одноклассников не разделяли подобного мнения. Почти все они хотели быть боевыми магами, даже девчонки. Почти у каждого их них был какой-то погибший родич, за которого надо было отомстить, или замок их сюзерена был захвачен чужим кланом. Они рвались в бой, и прилежно учили боевые заклинания, в то время как Клайд лечил всех вокруг прошено и непрошено.
« Последнее редактирование: 11 Июнь 2020, 20:02:27 от Abyss »
Не угрожай мне игрушечной смертью от нарисованного оружия в виртуальном мире.

Оффлайн Abyss

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 29
  • Карма: +0/-0
    • Просмотр профиля
    • TheAbyss x3
Re: Писания про юного мага
« Ответ #1 : 11 Июнь 2020, 20:00:16 »
Иногда ему здорово доставалось за это. Дело в том, что после Великой битвы богов в мире появилось множество безумцев. Одни говорили, что это блуждающее проклятие, котрое поражает кого попало, другие уверяли, что безумцы все продали души демонам и выполняют их задания на потребу злу.
Факт оставался фактом: иногда разумные начинали вести себя как монстры и убивать себе подобных не в честном бою или на арене, а прямо где попало.
На большую часть из них открывали настоящую охоту, но некоторые месяцами терроризировали какие-нибудь поселения, не позволяя свободно перемещаться вне городских стен. Отличить их было можно по пылающей алым ауре зла над головой, но к сожалению, это свечение не было видно достаточно далеко, и к тому же, ведя бой с монстром, не всегда получалось крутить головой.
Поэтому порой Клайд неожиданно получал стрелу в спину от человека, которого полчаса назад подлечил. Конечно, тот по силе заклинания Исцеления определял, что имеет дело с новичком, и бесстрашно шел охотится на него, как на келтира. Клайд сперва записывал имена обидчиков, но потом бросил это дело: ведь, скорее всего, они просто не доживут до того времени, когда он будет способен им отомстить. Или искупят свою вину и заживут нормальной жизнью.
А еще иногда от психа просто некуда было деться на маленьком острове, кроме мест с бросучими тварями, которые тоже убивали быстро. Тогда Клайд возвращался в спальню, накрывался пледом с головой и пытался уснуть. Пусть ругают за невыполненное задание, пусть оставляют без ужина, он не хочет быть мишенью для чьего-то извращенного развлечения. Глядишь, завтра придурка успокоят или прогонят и можно будет без опасений продолжать начатое.
Некоторые из ребят постарше не боялись вступать в бой с психами, но Клайд никогда не слышал, чтобы ученики выигрывали этот бой в одиночку. А терять с таким трудом завоеванный уровень овладения магией, который тоже показывал чудо-браслет, из-за чьего-то безумия, у Клайда не было ни малейшей охоты.

«ПК» — называли их ученики между собой, и пару раз Клайд слышал, как это слово употребояли взрослые в деревне. Но чаще их называли просто «красные» или «помидоры» — за цвет ауры. Но никто из школьников не знал, что это ПК значит.
Ходили такие расшифровки как: «психованные козлы», «проклятые киллеры», «подлые коцари», «полные кретины» и «падаль крысиная».
Тем не менее, находились ученики, которые говаривали порой: «Хоть бы и так, все интереснее этой нудятины!» или «Вот куплю себе новый жезл и попробую тоже попугать народ, хоть развлекусь!».

Действительно, покинуть Школу и заняться чем угодно вместо учебы любой ученик, в принципе, мог когда ему заблагорассудится. Наставники с усмешкой объясняли им: да Эйнхазад ради, можете накопить денег на корабль или телепорт и отправляться куда глаза глядят, ажно хоть в Гиран. Вот только кому и зачем там будет нужен какой-то недоучка без профессии? Ведь любой эльфийский лучник умеет исцелять, а орочий шаман накладывает защитные заклинания — «защитки», даже гномы, у которых в народе отродясь настоящих магов не водилось, своей слабой волшбой кровотечения останавливают.
Вот к магу со специальностью отношение другое, его могут даже в клан пригласить, помочь вырасти в уровне — на пользу клана, конечно же. Порой встречаешь вчерашнего ученика, а он уже магией овладел так, что браслет за 60 уровень зашкаливает, тут уж есть кем гордиться Школе Магии…
Это было очень убедительно, но, порой, ребята из Школы все-таки удирали. Одни — побегав плечом к плечу неделю-другую и решив, что отряд у них получился непобедимый — отпавлялись куда-то дружной компанией, часто вместе с курсантами-бойцами. Другие уезжали по приглашению родственников или друзей.

Клайд же все чаще тренировался в одиночку, устав от подколок насчет «монаха» и «святоши». Он нашел замечательное место возле большого водопада, где водились каменные големы, забредали агрессивные орки и безразличные, но все равно опасные вервольфы. Монстров там было не очень много, как раз достаточно для того, чтобы расправившись для начала с орками, не торопясь бить големов, дававших больше всего опыта.
А потом, в ожидании, когда магическая сущность материализует подобного монстра вновь где-нибудь поблизости, заканчивать тренировку более слабыми созданиями. К тому же твари эти все как на подбор были противные, что имело для Клайда немалое значение.
Порой водопад, оглушительно ревущий вблизи и усыпляюще щумящий издалека, завораживал приблизвшихся к нему тварей. Тогда они почти не реагировали на Клайдовы заклинания, вяло делая попытки передвигаться в его сторону, еще медленнее, чем тяжеленные големы. На Клайда же гипноз падающей воды не действовал, и в такой удачный день ему порой удавалось набрать опыта для нового уровня.
Но бывали и неудачи, когда забредал к водопаду паук, а орки упорно стояли кучкой и чутко озирались, не подкрадывается ли кто к ним.
Не всегда дружелюбны были и разумные, забредавшие в этот уголок. Некоторые пытались попросту прогнать мага, что бы тренироваться там самим, но он уже умел, не вступая в банальную драку, помешать таким захватчикам. Ведь пока мечник рубил монстра, или лучник прицеливался, маг всегда успевал применить хотя бы одно заклинание на монстра. Приходилось нахалам довольствоваться частью полагающегося опыта, и они вскоре покидали поляну.
Другое дело, когда незнакомые воины вежливо здоровались, или даже спрашивали, можно ли потренироваться тут. Таким соседям Клайд был только рад — гдядишь, и ПК стороной обойдет, и поговорить есть с кем.
Однажды Клайд увидел, как из тающего тела орка на землю выпало сверкающее лезвие меча. Но не успел он обрадоваться добыче, как пробегавшие мимо курсант-лучник и гном схватили лезвие и с радостными воплями убежали. Пытающегося бежать за ними Клайда они, похоже, даже не заметили. С бегом у мага вообще была огромная проблема. Во-первых, чтение заклинаний не сильно способствовало физической тренировке, во-вторых, магия отнимала силы, и в-третьих, робы были не самой удобной одеждой для бега. Мало того, что любой коротышка-гном обгонял его как стоячего, все монстры, от которых с легкостью убегали разные там эльфы и орки, и, с некоторым усилием, курсанты, догоняли Клайда прежде чем он успевал выпить на бегу исцеляющую микстуру. Ну, в крайнем случае, прежде чем она успевала подействовать. Итог ясен.
Поэтому, кроме мечтаний о сильно отдаленном будущем, появились у Клайда мечты попроще, попрактичнее, в частности, о том скором времени, когда он сможет изучить чудесное заклинание «Хождение с ветерком».

Но тем временем жизнь не баловала Клайда. Задания, которые он получал от наставников, казались ему все более кретинскими. Было впечатление, что все сопротивляются его желанию лечить, и как нарочно посылают его убивать, убивать, убивать. Да и отношение к наставникам менялось в сторону критического. Клайд уже не был уверен, что на Острове собрались самые лучшие волшебники. Скорее, какие-нибудь неудачники, не нашедшие места в большом мире. Ведь ни один нормальный маг, будь у него на браслете уровень 60–70, не отправится сидеть сиднем среди неумелой малышни и келтиров, на всеми забытый островок! Им тут, наверняка, даже поохотиться не на кого, что бы поддерживать себя в форме!
Меж тем, на острове что ни день появлялся очередной псих. Даже отдыхая на своем любимом месте — на теплой скале прямо над водопадом, Клайд вынужден был непрерывно оглядываться. Психи попадались разные: одни, идейные, кричали, что все зло в мире от магов и давить их надо, пока маленькие. Другие просто гоняли учеников и курсантов с громовым кретинским хохотом. Третьи кичились количеством убитых и вызывали друг друга на соревнование. Хуже всего из них были маги и лучники — от них у Клайда практически не было шанса убежать. С огромным трудом он достиг 16 уровня в своем овладении магией.

В кармане зазвенели кое-какие денежки. Он не так давно сменил ученический наряд на новенькую тунику — лучшую из тех, что были в деревенской лавке, и прикупил себе ивовый посох. Правда, посох был двуручный, и пришлось впредь обходиться без привычного щита. К тому же, на бегу Клайд не знал, куда эту зеленую дубину деть, и носился с ней наперевес. Руки посох оттягивал тоже преизрядно, и им было не так удобно чесать в затылке, как старым, пока отдыхаешь.
Заботливо откладывая почти весь свой заработок, Клайд мечтал сменить свое орудие труда на более совершенное, дабы начать использовать магические заряды. Он подсчитывал, насколько окупится такое оружие при вольной охоте или при выполнении заданий, но постоянно сбивался.
Он ужасно уставал, потому что с прежних големов получалось не так уж много опыта и не так часто падали деньги, как раньше. Один приятель нарисовал ему схему прохода к месту, где големов не два, как у водопада, а десятки. Но не предупредил, что по дороге там полно пауков и орков.
Клайд вышел в путь с вечера, чтобы к утру быть на месте, по дороге устал и прилег под кустом. Пробуждение его было похоже на кошмар: когда он вылез из-под куста, его взгляду предстали десятки… увы, не големов, а голодных пауков и злющих орков, не бросившихся на дерзкого сразу, наверное только от изумления такой наглостью.
Но этот миг прошел, и вот уже Клайд несся по лесу, спотыкаясь о корни и петляя, как подстреленный заяц, чувствуя один за другим удары жвал и мечей по своей многострадальной спине.
Больше он не ходил искать логово големов. Все опротивело. Как бы невзначай, он поинтересовался у Хранителя Врат, сколько будет стоить покинуть Остров магическим путем. Сумма ему не понравилась. Мало того, что она отодвинула бы мечту об улучшении посоха еще дальше, у него просто совсем не было таких денег.
Все чаще бесцельные прогулки по Острову приводили Клайда в порт. У верфи прохаживался кряжистый бородатый мужик, из бывших моряков. Он продавал билеты до двух крупных портовых городов Адена: Глудио и Гирана. Каждый раз он заводил с Клайдом разговор о том, что неплохо было бы купить у него билет на корабль и дать моряку на отдыхе подзаработать маленько на пиво. Но Клайд отговаривался очередным заданием и спешно уходил.


Глава 2. На материк!

И вот, в один прекрасный день ему пришло невероятное послание. Писала некая знакомая его родителей по их поручению. Из ее письма следовало, что ему полагается некоторая сумма денег, вроде как отложенных когда-то отцом на его обучение. Просто отец тогда не предполагал, что сын отправится учиться так рано, и положил денежки в гномский банк на добрый десяток лет. Знакомая имела какое-то отношение к этому банку, и готова была выдать Клайду денежки с родительского благословения, да вот только никак не имела возможности отправиться к нему на Остров. Поэтому Клайду предлагалось самому прибыть в город Глудин, и там, на площади, слева от Мастера-зверовода, в узком переулке, его и будет ожидать знакомая с деньгами. Клайд даже не стал заходить в Школу в этот день. Он не испытывал обиды на своих наставников, но и желания отпрашиваться у них, оправдываться перед ними, может быть, давать ложные обещания, у него не было. Забежал он только в церковь, да и то, так и не смог признаться, что уезжает. Сбегает. Как ни крути — попросту сбегает из надоевшей Школы! Кл и рик, словно читая его мысли, неожиданно начал пространно рассказывать о Большой Земле. Упомянул своего знакомца в Глудине, посетовав на его излишнюю приверженность не духу, а букве служения. Рассказал про некоторых монстров на материке, потом помянул гномов, которые более других народов, как ни крути, нуждаются в помощи магов. К тому же часто изрядно богаты. А на прощание он не сунул Клайду леденец, как бывало, а насыпал ему в карман робы целую горсть. У Клайда даже слезы на глаза навернулись. Но что он мог сказать: «Спасибо, а я тут сбежать решил…»? Поэтому, собравшись с духом, Клайд выпалил куда-то в сторону: «Я, знаете ли, точно решил. Я буду кл и риком!». «Хорошо!», — ответил наставник, — «Увидимся, когда ты будешь проходить свое испытание!».
«Он точно догадался!», — думал Клайд, подбегая к причалам. — «Но не остановил меня! Значит, я не такую уж глупость делаю!». На причале он купил билет, порадовав страдавшего без пива старого морского волка, и уселся ждать корабль. Море было гладким, прозрачная вода стеклянно блестела, и было видно сваи, уходящие в глубину. Корабля все не было. Клайда охватили сомнения. А вдруг корабль утонет где-нибудь посреди моря? Наверное, плавать очень опасно, вон какой причал пустой. Все используют магию. Не стоило ли ему остаться еще на пару недель и заработать на телепорт? К тому же, он слышал истории про любопытных, свалившихся за борт при ясной погоде, только потому, что они решили поглазеть на волны за кормой. «Не-ет, я сяду в серединку, подальше от всех краев, как они там называются, борта?» — решил Клайд и на всякий случай проверил, есть ли у него Свиток Перемещения. Когда-то, еще младшеклассником, Клайд с дружками пробирался на верфи и играл в прятки под настилом, шлепая по мелководью босыми ногами. Или забегал на корабль и вставал, раскинув руки, на смотровой площадке на носу.
Корпус корабля мерно било о причал, все качалось, ветер дул в лицо, и можно было вообразить, что плывешь в дальнюю даль. Смотритель только ухмылялся, глядя на эти забавы. Зайцем прокатиться никому не позволяла магическая защита. Когда, после последнего колокола, корабль наконец грузно трогался от пристани, мальчишки сперва с торжествующими воплями трогались вместе с ним, но уже через миг оказывались на причале, глядя на тающую в дымке корму.
Вот и теперь, сидя на пропахшей каким-то необъяснимым морским ароматом, палубе долгожданного корабля, Клайд внезапно испугался, что вот-вот мягкая волна темноты выкинет его обратно на скрипучие доски пристани. Но корабль плыл, а Клайд никуда не девался. Маршрут описывал по морю вытянутый полукруг вдоль берегов Острова. Все корабли в Глудин отплывали вдоль дальнего берега, а прибывали на Остров вдоль ближнего. Как это порой случалось, неожиданно из ниоткуда зазвучала торжествующая, бравурная мелодия. Этот блуждающий звук, порой вносивший нотку театральности в повседневные сцены боя или отдыха в течении всех лет его жизни на Острове, был как последний привет из дома. Всем было известно, что волшебная бродячая музыка всегда присуща только определенному месту, и, значит, этот бодрый марш уже не услышать на Большой Земле. Только тут Клайд понял, что за эти годы стал считать Остров домом. И пообещал себе когда-нибудь сюда вернуться…

Только тут он заметил, что не один на корабле. Его соседка, женщина-воин, казалась не намного старше самого Клайда, но ее одежда явно была не из деревенской лавки. Некоторые знатоки, выросшие в городе или при замке, могли примерно определить по доспехам или мантии уровень воина или мага, но Клайду с трудом удавалось различать робы новичков. А пялиться на девушку просто так ему было неловко. Он хотел было предложить ей свои защитные заклинания, но тут же вспомнил, что его слабенькие защитки держатся недолго, гораздо меньше, чем им предстоло плыть. Да и нужны ли они ей? Но женщина без малейшего смущения рассматривала его и первая завела разговор:
— В Глудин собрался?
— Да, в Глудин пока что, — ответил Клайд
— И что ты там делать собираешься? — казалось, она с трудом сдерживает смех.
— Ну, — удивился Клайд, — а что все там делают?
— Народ разный, и занят разными делами, — рассудительно сказала девушка, но глаза ее смеялись, — почему ты решил оставить остров? Ведь если я не ошибаюсь, тебе еще рано проходить тест на специальность?
— Я… — неожиданно Клайда понесло. Он расправил плечи и презрительно повел плечом. — Да эта Школа Магии. Ее надо переименовать в Магический Детский Сад! Эти квесты и тесты — такая скукотищща! Остров крохотный, настоящему магу негде развернуться, и еще толпы малявок повсюду! Чему можно этак научиться! Я мужчина. Мне нужно настоящее дело. Поэтому я еду на материк.
— О! — с трудом удерживая смех, всплеснула руками девушка, — ну надо же! Сколько тебе лет, герой? И какого ты уровня?
— Ответ: 16 и 16. И разве этого не достаточно, что бы перестать нуждаться в няньках?
— Вполне. — девушка от души веселилась. — Так чем ты намерен заняться на материке?
— Ну, для начала буду охотится неспеша. На Острове-то добыча мелковата, невозможно скопить на приличное оружие. Я слыхал, что на материке есть монстры, с которых падает по 200… нет, по 300 адена. Правда?
— 300? — девушка не выдержала и расхохоталась, — те, на которых охочусь я дают по 1000 адена. И по 3000 единиц опыта.
— Я думаю, — солидно возразил Клайд, — таких мне пока рановато лупить. Меня и 200 пока устроит. Даже 150. Первым делом куплю себе кедровый посох и спиритшоты к нему. А там…хорошо бы гнома найти! — совсем уж неожиданно для себя выпалил он.
— Гнома? — опешила девушка, — зачем тебе гном-то?
— Ну как же, — немедленно укрепляясь в своем мнении, пояснил Клайд, — гномы все богатые, а магии у них почти нету. Буду бегать его лечить, а он мне платить, к тому же гномы или находят всякие интересные вещи, или сами их делают. Да, с гномом точно не пропадешь!
— Клан тебе нужен, а не гном, — возразила девушка. — Вот будешь уровня 35–40, тогда напиши мне!
— Спасибо, — вежливо ответил Клайд. Про клан он пока и не задумывался, а вот гном — это была гениальная идея! Как его только осенила такая!
— Ну, мне пора, скоро Глудин! — махнула рукой девушка, — может, еще увидимся!
И она развернула одним отработанным взмахом Свиток Перемещения. Столб синего света поднялся вокруг нее и… неожиданно девушка взлетела до середины мачты. Что-то слегка нарушилось в магии из-за движения корабля. Синий свет пылал почти над головой Клайда, а девушка хохотала — последний штрих этой забавной поездки на корабле окончательно развеселил ее.
— Ты такое видел когда-нибудь, маг? — крикнула она сквозь хохот и, наконец, растаяла в воздухе.
— Нет, не видел. — ответил Клайд пустому месту, где она только что была.

Корабль подплывал к причалам, разворачиваясь с северной стороны. Клайд не выдержал и взбежал-таки на смотровую прощадку. Так, стоя на самом носу корабля, он и прибыл в порт Глудина.
Найти нужное место оказалось не просто. Прежде всего, Клайд никак не мог протолкаться сквозь толпу. Он никогда еще не видел в одном месте столько народу. Половина присутствующих сидела прямо на мостовой и предлагала все подряд: купить или продать. Приценившись у одного скупщика шкур, Клайд с унынием понял, как он продешевил, сдавая свою добычу в деревенскую лавку. Другая половина хаотично перемещалась между сидящими — то ли выбирая что-то, то ли тоже пытаясь пробиться на свободное место. Сперва Клайду показалось, что город — это перекрещивающиеся проходы между домов и каменных оград. Его занесло на склад, потом в кузню, где вальяжно стояли гномы-кузнецы с ручищами толщиной почти в пол-Клайда. На него они только покосились — было ясно, что не их клиент.
Потом ноги вынесли мага к каким-то полуразрушенным зданиям. Между ними торчал, покосившись, громадный механизм, явно гномской работы, но совершенно непонятного назначения. То ли это был подъемник для ремонта домов, то ли орудие обороны

Не угрожай мне игрушечной смертью от нарисованного оружия в виртуальном мире.

Оффлайн Abyss

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 29
  • Карма: +0/-0
    • Просмотр профиля
    • TheAbyss x3
Re: Писания про юного мага
« Ответ #2 : 11 Июнь 2020, 20:00:45 »
Сразу за подъемником в стене был пролом, и в этот пролом как раз вылезал наружу человек с ярко-алой аурой над головой. В конце ряда развалин виднелись ворота со стражами, и Клайд невольно шарахнулся к ним. Однако, ПК, не обращая на него внимания, уже сбегал с холма вниз на дорогу. Опять проклятый помидор! Даже здесь от них нет спасения, и в город они могут пролезать через дырку — примерно так думал Клайд, шагая назад, в переплетение городских улочек. От стражников добиться внятного совета ему не удалось: вояки были готовы часами болтать о монстрах в округе, рассказывая их историю до седьмого колена, но про город знали только где в нем находится паб. Клайд решил идти к этому пабу и поискать там менее бестолкового собеседника. Пару раз свернув не туда, один раз по ошибке выбежав из города и в страхе вернувшись, боясь запутаться в холмах и распадках, Клайд повернул, наконец, на очередную лесенку, облепленную торговцами, прошел около сотни шагов и… вылетел на огромную площадь. Его охватило чувство, будто он падает куда-то или взлетает. Дома стремительно расступились в стороны, открывая вид на величественный собор справа, а сама площадь, вымощенная брусчаткой, раскинулась вокруг, бескрайняя, как поле. Клайд был поражен и красотой, и масштабом центра Глудина, и начал медленно обходить площадь против часовой стрелки. Он миновал паб, пустой и закрытый в это время дня, какую-то лавку, девушку в ослепительно-легкомысленном костюме, которая спросила его о чем-то, но, видя полное недоумение на физиономии парнишки, махнула рукой. Конечно, Клайда влек к себе собор! Куда еще идти магу в чужом городе! Но ему казалось наглостью прямо шагать ко входу в него через площадь. Поэтому он и пошел кругом, делая вид, что просто рассматривает все по порядку. На углу лавки были свалены в кучу какие-то ящики, и дальше идти кроме как в собор было некуда. Клайд набрал полную грудь воздуха и решительно шагнул в сводчатую арку. Собор был гораздо более огромен и богато украшен, чем их церковь в деревне. Здесь даже были жрецы и маги эльфийской расы! Невольно подтянув свободные штаны, Клайд двинулся прямиком к человеческому клерику, которого с порога опознал по одежде. Клерик был молод, но лицо его было лишено каких-либо эмоций. Казалось, ничто не может удивить или тем более напугать его. Клайд начал с того, что ему хотелось бы стать клериком, но это признание не вызвало в молодом священнике никакого воодушевления. Без теплоты, но и без презрения, он сказал красивым ровным голосом:

— Если это так, то почему ты покинул Школу Магии и не усердствуешь в постижении наук, необходимых в тяжком труде на благо Эйнхазад?

Клайду ничего не оставалось, как смущенно пояснитьо, что он тут по личному финансовому вопросу. Клерик милостиво кивнул ему, и добавил:

— Когда ты будешь готов для Испытания, мы снова увидимся. Ты ведь с Острова? Я дам тебе задание сделать там для Церкви кое-что.

Клайд кивнул, не смея уже спросить, не мог бы он прямо сейчас послужить при храме. Ему стало ясно, что ответ будет отрицательный. «Вот что такое следовать букве, а не духу!», — сердито подумал он. — «Формалист несчастный!».

Теперь следовало найти знакомую родителей. Юноша продолжил обход площади. Поинтересовался ценами у Хранителя Врат, заглянул в Воинскую Гильдию, принялся расспрашивать рыцаря возле нее. Рыцарь ответил, что разговаривает только с теми, кто желает посвятить себя ратным подвигам. Но когда Клайд воскликнул: «А, может, я желаю!», поднял его на смех. «Иди, юный маг, тебя, наверное, ищут твои наставники» — похлопал его по плечу рыцарь с такой силой, что Клайд аж присел. Но не обиделся на добродушного великана, которого сразу окружила группа молодых воинов разных рас и затеяла с ним дружескую потасовку. Клайд осмотрел двойные ворота, за которыми три какие-то бедно одетые и бессвязно переговаривающиеся на непонятном языке гномишки то и дело бросались на стражника. Клайд хотел было спросить девчушек, зачем они это делают, но решил, что они его скорее всего не поймут. Пожав плечами, он двинулся дальше. На углу стояло здание Гильдии Темных Эльфов. Не сдержав любопытства, Клайд вошел внутрь и с независимым видом прошел по диагонали к другой двери. В любую секунду он ждал окрика, или заклинания, но маги темных эльфов, похоже, не обратили на него внимания. «Небось, не один я такой любопытный», — подумал Клайд, — «Почти каждый новичок наверняка к ним заходит, так что они привыкли уже.» После Гильдии невысокое закатное солнце почти ослепило его. Тут он заметил, что у ограды стоит мужчина со значком, на котором изображена улыбающаяся мордочка то ли собаки, то ли волка. Клайд догадался, что это и есть Мастер-зверовод. За его плечом просматривался вход в узкий проулок. Клайд с трудом протиснулся в эту каменную нору и заозирался в недоумении. Прямо из-за угла выскочила к нему гномишка в блестящих доспехах. Рыжий хвостик, похожий на крохотный веничек, болтался над ее левым плечом.

— Ты, что ли будешь Клайд? — спросила она снизу вверх, обходя его вокруг и широко улыбаясь. Вся она была такая светлая, солнечная, и радостная, словно ожившая детская кукла, и походка у нее была вприпрыжку.

— Ч-ш! Молчи, я и так знаю что Клайд, у меня твой портрет есть! -

показала она какую-то замусоленную бумажку. Клайд попытался мысленно прикинуть, сколько ей может быть лет. Но не смог. Умом он понимал, что гномы живут гораздо дольше людей, и соответственно, в 50, а может и в 100 лет гномишка будет выглядеть все такой же миленькой девчушкой, да и среди соплеменников по-прежнему будет считаться подростком. Но глаза его упорно уверяли, что ей не больше 12 человеческих лет. Ладно пригнанные по фигурке доспехи придавали ей не грозый, а какой-то карнавальный вид, словно вырядившемуся в воина ребенку. Клайд прикинул, а видел ли он хоть раз гнома — юношу? Пожалуй, только на картинках. Да и те были скорее фантазией художника. Молодые мужчины их народа никогда не покидали землю предков, а чужаки никогда там не бывали.

— Ну, давай с тобой решать, что тебе нужно, — детским, но ужасно заботливым тоном произнесла гномка.

— Тебя как зовут? — осмелел Клайд.

— Сонечка, — окончательно разулыбалась она и отвесила презабавный реверанс.

— А… можно мне посох купить новый, кедровый, хватит денег? — спросил Клайд, вдруг понимая, что ни за что не пойдет опять бродить по каменным закоулкам Глудина в поисках магазина оружия. Сонечка заметила, как он побледнел и предложила ему присесть. Теперь она смотрела на него сверху вниз с той же забавной заботливостью. Сонечка что-то подсчитала на бумажке, потом осмотрела его робу, его посох и велела раздеваться. Клайд поспешно скинул магические одежды и остался в нижних штанах и рубахе.

— И как ты не запарился? — удивилась Сонечка. Потом она собрала его брарахло в узел и велела ждать ее на месте.

— А то потом тебя искать придется! — рассмеялась она и убежала.

Клайд привалился спиной к нагретой солнцем стене и сам не заметил, как задремал. Снилось ему что-то не очень приятное: потоки денег, исчезающие в синем сиянии над головой, хохочущие клерики, отправляющие его на испытание прямо в одном белье, Сонечка, кричащая ему «Ни хао!» и бьющая добродушного рыцаря его ивовым посохом. Поэтому, когда над его ухом раздался грохот, Клайд подскочил, как ошпаренный.

— Ты чего? — снова обежала его кругом Сонечка., - уснул? А я уже все раздобыла! Смотри, это кедровый посох, а это магичечская роба, а еще хватило денег на спиритшоты и осталось тебе про запас немного.

Она была страшно довольна собой и тормошила сонного мага, что бы тот скорее переодевался. А то кто-нибудь заглянет в переулок и не так их поймет. Клайд с удовольствием натянул красивую, расшитую узорами, робу. На куртке, правда, виднелось небольшое пятно сбоку. Сонечка, заметив, что он обратил на пятно внимание, смущенно пояснила:

— На полный-то комплект у меня не хватило маленько, да куртка у меня раньше того была, с паука добыла когда-то.

— Но как же! - воскликнул Клайд, стремительно заливаясь краской и хватаясь за шнуровку на груди, — ведь это тогда не мое, получается!

— Ой, не ерепенься! На кой мне магическая куртка да без штанов? Ни надеть, ни продать, а тут ты как раз подвернулся. Носи на здоровье!

— Спасибо! — искренне поклонился ей Клайд. Он не стал интересоваться, куда делись его прежние роба и посох. Ему стало ясно, что родительских денег было вовсе не так уж много.

— Да, кстати! — подпрыгнула Сонечка, — Ты на Остров возвращаться собираешься?

— Да нет, что я там забыл!

— Ну, тогда тебе неплохо найти одного гнома, звать его Кузьма, думаю ему пригодился бы маг в компании. Ты ведь умеешь исцелять?

— Конечно, давно уже, — солидно кивнул Клайд.

— Ну, тогда держи адрес. Пошли ему весточку магической почтой, скажи, что ты от меня! А я побежала! У меня еще таких наследников, как ты, четверо. И двое из них в Элморе. — Сонечка тряхнула своим хвостиком-веничком, неожиданно прошлась на руках, напевая что-то, перекувырнулась и убежала, маша ему рукой на прощанье. Стало совершенно ясно, что сколько бы ей ни было человеческих лет, среди гномов она пока такая же ученица, как и сам Клайд. Вот и посылают с поручениями…
Не угрожай мне игрушечной смертью от нарисованного оружия в виртуальном мире.